Испытано на себе: жители Академического провалили социальный эксперимент

Рассчитывать на помощь от чужих людей на улице, пожалуй, не стоит. Что же делать?
Испытано на себе: жители Академического провалили социальный эксперимент

Сначала Екатеринбург всколыхнула новость об исчезнувшем подростке. 15-летний Павел Бастриков пропал 31 августа, отпросился погулять и не вернулся. Полиция, волонтеры и родители, как пишут СМИ, искали его 17 дней. Даже было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство». Фото Павла публиковали городские информационные порталы, а горожане перекидывали друг другу ориентировку ребёнка в общедомовых чатах. Затем столицу Урала взволновала весть о том, что мальчик нашёлся! Выяснилось, что поиски могли бы завершиться и раньше, но его две с лишним недели на улицах в упор не замечали люди.

Пока одни горожане рассуждали, равнодушие это или нет, один из екатеринбургских телеканалов предложил провести в Академическом социальный эксперимент и проверить, на сколько люди реагируют на чужую беду, читают ли внимательно объявления о розыске пропавших детей, пытаются ли помочь тем, кто младше и слабее?

В эксперименте участвуют Юрий Шумков – известный уральский журналист, и подставная «потеряшка» - 9-летний школьник Александр, житель будущего восьмого района Екатеринбурга и сын одного из сотрудников управляющей компании. Можно сказать, что всё происходящее - испытано на себе.

Местом дислокации выбрали автобусную остановку на пересечении улиц Шаманова и Вильгельма де Геннина. Здесь под вечер много народу: школьники, молодые мамы, люди старшего поколения. Задача – привлечь внимание прохожих к одиноко сидящему на лавочке ребёнку, буквально над головой которого размещено объявление о его же пропаже.

Фото - четкое, описание – максимально конкретное, в глазах «подсадной утки» - вся грусть и тоска, которую Александр смог вложить, играя роль потерявшегося ребёнка, не имея при этом актёрского образования. Под курткой школьника – микрофон, в засаде неподалёку (в легковом авто на дублёре) – съёмочная группа. Оператор вслушивается, затаив дыхание и ждёт обратную связь: кто же первым из взрослых обратит внимание на ребёнка? О чем спросит? Чем предложит помочь? На объявлении мы разместили номер телефона «мамы», на который ждём звонка от неравнодушных академчан.

Гнетущие минуты тишины в эфире: жители подходят к объявлению, подолгу вглядываются в него, опускают глаза и внимательно рассматривают Сашку. Снова читают наше описание якобы пропавшего мальчика, опять переводят взгляд на «потеряшку» и… разворачиваются и уходят. Заветного: «Мальчик, ты потерялся?» мы за 30 минут эксперимента так и не услышали.


Тогда мы решаем играть в открытую: берём камеру, выходим на улицу и подходим к тем, кто видел объявление о пропаже мальчика и самого «главного героя». Академчане признаются: да, ориентировку прочитали, ребёнка узнали, но решили не вмешиваться. 

«Я несколько раз пыталась помочь детям или сделать им замечание на улице, чтобы они играли не так агрессивно, не кидались камнями друг в друга или не толкались у проезжей части. В ответ получала хамство и угрозы: мальчишки обещают нажаловаться отцам или позвонить в полицию, посылали меня, как говориться, в пешие путешествия. Не хочу нарываться. Пусть кто-то другой это делает, хороших людей всё же больше», - делится с нами одна из жительниц Академического, попросившая сохранить её анонимность.


Благодарим девушку за честность и делаем выводы: если бы не совет другой жительницы обратиться в «Гарант» и посмотреть по видеокамерам, куда ушёл мальчик - шанс найти ребёнка был бы минимален. 

«Для меня, как мамы главного участника эксперимента, мальчика-«потеряшки», результат оказался непредсказуемым. Казалось, что с первых же минут люди начнут интересоваться у ребёнка, всё ли у него хорошо. Тем более, после того, как увидели объявление. Ни к кому претензий нет: люди не обязаны вникать в чужие проблемы или вмешиваться в жизнь незнакомцев. Но для себя на будущее сделала вывод, что ни одно фото ребёнка в родительском телефоне не является идеальным для розыскных мероприятий: оно может быть нечётким, на нём могут быть другие отвлекающие внимание люди и предметы, и, как правило, на домашних фото все смеются, улыбаются, расслаблены. А в иной ситуации, трудной, непонятной, пугающей, выражение лица у ребенка совсем другое. Для себя решила: пусть при моём сыне всегда будет телефон, а сам он – помнит наизусть контакты родителей и близких родственников, свой адрес проживания, имена мамы и папы. Буду учить его рассчитывать только на себя и не проходить мимо других, если есть возможность помочь», - рассказала мама юного участника эксперимента Валентина.

Надеемся, что эксперимент провалился из-за неудачного стечения обстоятельств: времени, погоды, места. И призываем жителей Академического быть чуточку внимательнее друг к другу и не забывать о том, что в трудную минуту всегда придёт на выручку принцип добрососедства.

О социальном эксперименте в нашем районе и о его итогах рассказала Валентина Еремеева

Дата:
Количество просмотров 1027
Поделиться:
Мне нравится!
19